Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Василь василич вор саратов

Василь василич вор саратов

Василь василич вор саратов

Кровавый закат эпохи беспредела


1998 г. ознаменовался завершающим всплеском заказных убийств и покушений: их жертвами становились бандитские «авторитеты», «воры в законе», бизнесмены, адвокаты, правозащитники, а также их друзья и подруги.

Причём не всегда можно было понять, кого хотели убить в первую очередь. 21 мая 1998 г. примерно без четверти семь вечера, когда улицы полны людьми, возвращающимися с работы, в подъезде дома № 12а по улице Орджоникидзе в Заводском районе Саратова прогремел страшный взрыв. Позже установят, что заложено было около 200 граммов тротила — этого хватило, как выразился один из прокурорских работников, чтобы «разворотить половину подъезда».

Оконные стёкла вылетели, штукатурка со стен обвалилась, трубы отопления погнулись. Жильцы дома и прохожие, привлечённые шумом взрыва, увидели картину, достойную съёмки в криминальном сериале.

Истекавший кровью мужчина с трудом вытащил из подъезда другого, у которого вся грудь была сплошной раной. Вслед за ними из подъезда выползла девушка, тоже пострадавшая от осколков, прежде чем потерять сознание, она успела поцеловать умиравшего в губы и погладить по голове. Кто-то вызвал «скорую», кто-то попытался заткнуть тряпкой страшную рану на груди изувеченного, но это было бесполезно: кровь лилась рекой, до приезда врачей он не дожил.

Остальных двух раненых срочно отвезли в СарНИИТО, их удалось спасти.

Взорванный подъезд был тем самым, откуда ровно два с половиной года назад вынесли гроб с телом Игоря ЧИКУНОВА (Чикуна), расстрелянного вместе с десятью своими товарищами в сторожке малого предприятия «Гроза». Это убийство, совершённое 20 ноября 1995 г., называют самым крупным в криминальной истории, мы рассказывали о нём читателям.

В доме по улице Орджоникидзе Чикун жил с подругой (которую в СМИ иногда называли женой) Светланой ПАВЛОВОЙ — той самой, что, истекая кровью, целовала смертельно раненого у подъезда. В мае 1988-го ей было 26 лет. Убитым же оказался Олег ГУЛЬБАДЬЯН (на фото), 30 лет от роду — его хорошо знали в деловых и криминальных кругах Саратова.

Некоторые говорят, что при жизни Чикуна он был его правой рукой, а после гибели стал чуть ли не преемником. Правда, знатоки криминального мира нашего города с этим не согласны, они считают, что Гульбадьян был рядовым членом чикуновской «бригады» и если что-то и унаследовал от погибшего «авторитета», то лишь подругу Свету.

Третий участник кровавой подъездной драмы — телохранитель Гульбадьяна, героически пытавшийся спасти своего босса. Главным вопросом, обсуждаемым в прессе и в кулуарах, стал такой: кого же хотели убить — бывшую подругу Чикуна или его предполагаемого наследника? Победила точка зрения, что целились всё же в Олега Гульбадьяна, хотя при взрыве в подъезде могли погибнуть все трое.

Взрывчаткой, как и всегда в подобных случаях, управляли по радиосвязи. Что известно о личности убитого Гульбадьяна? Больше всего об этом человеке нам рассказал создатель и автор сайта «Криминальный Саратов», в прошлом следователь, ныне адвокат Вячеслав БОРИСОВ.

Именно следователь Борисов вёл уголовное дело о вымогательстве, по ходу которого Гульбадьян 17 апреля 1993 г. был взят под стражу в качестве обвиняемого и находился в камере следственного изолятора в течение довольно долгого времени — 8 месяцев.

Суть обвинения сводилась к следующему: Олег Гульбадьян входил в группу, которая с июня 1992-го по февраль 1993 г.

«отжала» несколько автомобилей у их владельцев. Кроме того, одного из потерпевших заставили «пожертвовать» телевизор и видеомагнитофон фирмы «Панасоник».

Характерно, что, согласно данным следствия, вымогатели контролировали автостоянку в центре Саратова, точнее в Мирном переулке, то есть фактически напротив здания Фрунзенского РОВД. Подобное соседство в те годы не выглядело чем-то исключительным.

В процессе расследования выяснилось много интересного. Например, следователь Борисов установил, что «бригада» вымогателей машин новый 1993 г. встречала в туристическом комплексе «Дагомыс» (вскоре получившем статус президентского) в одноимённом микрорайоне города Сочи.

Компания там подобралась весьма примечательная, в неё входил, например, начальник ОБХСС одного из РОВД Саратова, затем ставший главой администрации другого саратовского района. Ещё один друг Гульбадьяна, правда, не присутствовавший на той новогодней вечеринке на черноморском курорте, впоследствии занял крупную должность в правительстве Саратовской области и в итоге был осуждён за мошенничество и растраты.

Так что знакомства у погибшего 21 мая 1998 г. были весьма аристократические. Возможно, поэтому и уголовное дело, по которому он проходил обвиняемым, не завершилось для него тюремным сроком.

Однако тот же Борисов категорически не соглашается с попытками изобразить Олега Гульбадьяна «кровавым беспредельщиком» и вообще чуть ли не грозой всего Саратова, подручные которого грабили и убивали всех подряд, кто встречался им на пути.

Ведь после своей гибели Гульбадьян даже не удостоился места на знаменитой «бандитской аллее» Елшанского кладбища, где по традиции хоронили «авторитетов». Так что вряд ли он принадлежал к «акулам» саратовского криминала. Что касается личности Светланы Павловой, то если она и получила какую-то известность, то исключительно как жена (пускай гражданская) Чикунова.

Что касается личности Светланы Павловой, то если она и получила какую-то известность, то исключительно как жена (пускай гражданская) Чикунова. После расстрела в «Грозе» немало рассказывали об её эксцентричном поведении, замашках подруги убитого «хозяина Саратова», но всё это не вышло за пределы досужих разговоров и откровенных сплетен. Были сведения, что в середине 2000-х она возглавила одно из коммерческих предприятий, принадлежавших бывшему соратнику Чикуна, который сумел в числе немногих перейти из «авторитетов» в бизнесмены, но за абсолютную точность и этих сведений тоже никто не мог поручиться.

В какой ряд громких убийств и покушений вписывается взрыв, унёсший жизнь Олега Гульбадьяна?

Совершённое в мае 1998-го, это преступление в Саратове стало уже четвёртым с начала года, имевшим признаки заказа. Самым близким по времени стал расстрел 2 мая в собственной квартире майора милиции Игоря ЛЫКОВА.

По поводу его смерти особенно сокрушались саратовские журналисты.

Старший оперативный дежурный ЛОВД в порту Саратов Лыков парадоксальным образом сочетал службу в органах внутренних дел с правозащитной деятельностью. Его называли «борцом с системой» — той системой, в которой он сам работал. Этого человека многократно задерживали, всеми силами старались уволить из милиции, но он неизменно выигрывал все суды — лишь от пули убийцы уйти не смог.

Преступление, естественно, не раскрыто.

Но личность майора Лыкова никак не соотносится с такими фигурами, как Олег Гульбадьян.

Гораздо больше напоминает Гульбадьяна жертва другого убийства — Александр ФАДЕЕВ (Фаня), расстрелянный в марте на койке 2-й городской клинической больницы (мы об этом тоже подробно рассказывали). Оба входили в известные криминальные «бригады», занимая там не последнее место, оба потеряли своих главарей — один Чикунова, другой НАВОЛОКИНА, которых, кстати, убили одного за другим с разницей в три месяца. Между гибелью Фадеева и Гульбадьяна прошло ещё меньше времени — всего два месяца.

Параллели так и напрашиваются. Наконец, если говорить о способе убийства, то взрывчатка в подъезде уже применялась 13 февраля 1998 г.

Взрыв прозвучал в доме № 41/59 по улице Кутякова (кстати, на этой же улице был прописан Гульбадьян) в пятницу около 10 часов вечера.

Каким-то чудом в результате акции никто не погиб, хотя в больницу с тяжелейшими ранениями доставили двух человек. Оба пострадавших весьма известны не только в Саратове, но и далеко за его пределами. Один в свои 30 лет был директором ресторана «Тройка» — Роин ПИПИЯ, брат саратовского водочного и зернового магната, директора и владельца завода «Ликсар» Романа (грузинское имя — Гулади) ПИПИЯ, носившего прозвище «Губернаторский карман».

Один в свои 30 лет был директором ресторана «Тройка» — Роин ПИПИЯ, брат саратовского водочного и зернового магната, директора и владельца завода «Ликсар» Романа (грузинское имя — Гулади) ПИПИЯ, носившего прозвище «Губернаторский карман». Другому на тот момент было 32 года, его имя Тенгиз ОЗМАНОВ, но гораздо чаще его называли по прозвищу «Дато Кувалда» или просто Дато — один из саратовских (точнее, энгельсских) «воров в законе».

Обоих кавказцев (Дато, кстати, хотя и уроженец Тбилиси, по национальности не грузин, как часто думают, а курд-йезид) сильно побило осколками, у Дато к тому же был перелом лобной кости — с этим вообще-то не живут, но «вор в законе» не подчинился законам медицины и сумел выжить. Теперь главный вопрос: кому было нужно убивать Олега Гульбадьяна в мае 1998 г.? Ведь это преступление так и осталось «висяком», несмотря на то, что в подъезде обнаружили кусок корпуса взрывного устройства с отпечатком пальца и проводились задержания «по горячим следам» — через несколько часов после взрыва.

Сравним по почерку и по возможным мотивам. За покушение на Дато и Пипия-младшего в 2005 г.

осудили двух энгельсских «братков» — Веника (Андрея СОЧАНА) и Витаса (Виталия ПЕРШИНА). Заказчиком сочли третьего — Сапару (Игоря МУТЕНИНА), которого эти же ребята «замочили» в мае 1999-го.

На троицу, кстати, повесили ещё несколько громких убийств, в том числе «авторитета» Зыряя (Владимира ЗЫРЯЕВА) в декабре 1995 г.

и «вора в законе» Шоты (Шоты ГАГУА) в ноябре 1996-го. Могла эта компания заодно взорвать и Гульбадьяна? Наверное, могла. Хотя не все из знающих людей верят, что троица, не обладавшая солидным весом в криминальном мире, была способна взрывать и расстреливать «великих» по собственному почину.

За убийство Фадеева-Фани осудили четырёх «братков» из «бригады» Алексея ЦЫГАНКОВА (Потапа), его самого признали заказчиком. Этого же Потапа подозревали в убийстве Чикуна и Наволокина (взорванного в подъезде точно так же, как это было с Гульбадьяном). Оба преступления не раскрыты, хотя оперативники говорили мне, будто они уверены, что Наволокина взорвали «потаповцы».
Оба преступления не раскрыты, хотя оперативники говорили мне, будто они уверены, что Наволокина взорвали «потаповцы».

Мог ли Цыганков устроить ещё один взрыв в подъезде?

Вполне — если он добивал «наволокинских», то почему не поступить так же с «чикуновскими»?

Наконец, от работников следствия мне приходилось слышать, что Гульбадьяна «заказал» Александр ЛИПАНОВ (Липан), которого в 2000 г. осудили к 15 годам за другое убийство. Вроде бы, до того как стать «авторитетом», этот Липан был у Гульбадьяна на побегушках и не мог ему этого простить.

Такое тоже вполне возможно. Однако это из области предположений.

Всё дальше от нас во времени (но не по духу) лихие 1990-е, похоронившие так много убийственных тайн. Видимо, кому-то очень не хотелось, чтобы все загадки эпохи криминальных разборок оказались разгаданными.

После знакомства с дальнейшей биографией некоторых людей, друживших с убитым Гульбадьяном (и не только с ним), такое положение дел вовсе не представляется странным.

25 лет назад на окраине Саратова шли криминальные войны по законам гангстерских фильмов

Осенью 1994 г., ровно четверть века назад, точку в этой войне поставило Приволжское РУБОП — Региональное управление по борьбе с организованной преступностью. Сейчас сотрудники этих, упразднённых в начале XXI века подразделений, стали любимыми героями криминальных сериалов.

В жизни же всё было куда проще и страшнее, чем в кино.

«Крёстные отцы» поселкового разлива Шесть трупов. Расстрел «Форда» из автомата Калашникова.

Похищение людей: одних сбрасывают в прорубь на Волге, другие умирают от голода и пыток в холодном погребе. Взрывы гранат-«лимонок», заложенных в машины.

Задержания, проводимые группами вооружённых до зубов рубоповцев в чёрных масках. Арсенал оружия, сброшенный в очистные сооружения женой и тёщей первого из задержанных.

Потом уголовные дела, не вмещающиеся в шестьдесят томов, из которых загадочным образом исчезают десятки страниц. Следствие, затягивающееся на пять лет, с многократным возвращением дела «на дополнительное расследование». Судебные процессы с беспрецедентными мерами безопасности.

Первые заседания проходят не в здании суда, а в административном корпусе СИЗО. Затем у входа в переполненный зал судебного заседания постоянно дежурят автоматчики и старшие офицеры РУБОП с металлоискателями, проверяющие каждого входящего. Десятки подсудимых в клетке. Запредельные хитрости адвокатов, добивающихся бесконечных перерывов в процессе, который идёт месяцами и кажется бесконечным.

Наконец большие тюремные сроки, статья «Бандитизм» в приговорах и первое в истории саратовского правосудия обвинение в создании организованной преступной группировки, в итоге недоказанное.

Это не пересказ романа или фильма о похождениях «крёстных отцов» чикагской или сицилийской мафии, а хроника событий, начавшихся в 1994 г., участниками которых были обычные с виду ребята с окраины Заводского района Саратова.

Речь идёт о пресловутой войне криминальных бригад СИЛКИНА и ПРОНИНА. Имена главарей враждующих группировок (или банд, если так лучше звучит) были на слуху у всех.

Та война, кстати, была не единственной в своём роде.

Примерно в то же время, чуть пораньше, охотились друг на друга бойцы группировок Гвоздя (Александра ЖУКОВА) и Якоря (Сергея ЯКОВЛЕВА). Там тоже было много интересного: стрельба из автомата по окнам квартиры, засада с гранатомётом, похищение людей, трупы, сожжённые в автомобиле и зарытые на кукурузном поле. Любопытно, что когда журналисты писали о первых погибших в разборках лидерах криминального мира Саратова, таких как Владимир ХАПАЛИН, Игорь ЧИКУНОВ, Юрий ФАКИРОВ, то старались рассказать о них, как о незаурядных личностях.

То же относится и к некоторым из уцелевших, но отсидевших «авторитетов».

Например, много упоминали об увлечении Гвоздя восточной философией и экстрасенсорикой или о том, что в записной книжке пожизненно осуждённого Потапа (Алексея ЦЫГАНКОВА) — цитаты из трудов НИЦШЕ и ШОПЕНГАУЭРА. А вот о Силкине и Пронине, устроивших в Заводском районе кровавую вендетту в стиле видеобоевиков (не их ли они насмотрелись?), кроме имён практически ничего не известно.

И это неудивительно. Будучи лично знаком с некоторыми участниками тех событий, скажу: ничего экзотического в их личностях не было.

Обычные ребята — кстати, почти все учились в одной и той же школе. Они выросли в среде, где «отсидка», пусть даже по глупости, считалась неотъемлемой частью биографии многих «старших товарищей» и фраза «я сидел!» звучала как утверждение собственного авторитета. Родись они лет на пятнадцать раньше, стали бы обычными работягами, пусть и с судимостью по молодости за плечами.

В крайнем случае спекулянтами-барыгами, сбывающими дефицит из-под полы, или просто шпаной. Но их юность пришлась на перестройку и начало 90-х, когда казалось, что деньги можно делать из воздуха, если ты не лох, а крутой.

Вот они и пошли в крутые, боясь упустить горячее время. В итоге одних посадили, других похоронили. Помню, году в 1997-м, когда судебные процессы только начинались, я встретил у общих знакомых жену одного из упомянутых мной главарей.

Маленькая, хрупкая, она тихо жаловалась, как трудно теперь, когда муж в тюрьме, одной с маленьким ребёнком, даже на молоко не всегда деньги есть. Её было по-настоящему жалко, и на подругу крутого мафиозо она совсем не походила. Опьянение деньгами и кровью Как же началась бандитская война? Об этом мы спросили нашего постоянного эксперта, адвоката Вячеслава БОРИСОВА, в 90-е служившего следователем в Приволжском РУБОП.
Об этом мы спросили нашего постоянного эксперта, адвоката Вячеслава БОРИСОВА, в 90-е служившего следователем в Приволжском РУБОП.

— Больше всего меня шокировали в той истории первые подвиги пацанов силкинской бригады, — рассказал Вячеслав Александрович.

— Ещё где-то в 1992-м они тормозили авто у цирка, просили подвезти их за город, на природу. Затем приглашали водителя выпить, поучаствовать в застолье, в конце которого его убивали, а машину забирали. Причём в одном случае машину убитого поставили на стоянку, откуда её потом кто-то угнал, в другом — спрятали на территории предприятия, где её нашли сотрудники милиции.

Неужели нельзя было угонять авто без убийства людей?!

В то время Пронин и Силкин ещё были под началом упомянутого Гвоздя.

Потом откололись, главным в их бригаде стал Пронин. Через некоторое время Силкин решил, что он ничем не хуже, и собрал свою криминальную команду. Теперь ему стало тесно с бывшим другом Проней в родных пенатах Заводского — на «кварталах», «крекинге», «комсе».

Особенно если учесть самомнение Силкина, который, проезжая по ночному Саратову и глядя на сияющие вывески, приговаривал:

«Скоро здесь везде будет написано только одно слово: “Силкин”!»

Конфликт назревал и вскоре перерос в настоящую бойню.

— Всё началось с пустяка — Силкин в январе 1994 года по беспределу избил пронинских ребят и забил им «стрелку» для разборки, — говорит Борисов.

— И понеслось… В самом деле, со стороны всё выглядело как бытовая ссора. Едет Силкин в «Форде», за ним в БМВ братки из его бригады. У магазина «Кулинария» на улице Брянской видит «восьмёрку», в ней люди Пронина. Даёт знак остановиться. Все выходят из машин, здороваются. И тут Силкин решает, что один из «пронинских» недостаточно почтительно его поприветствовал.
И тут Силкин решает, что один из «пронинских» недостаточно почтительно его поприветствовал.

Удар кулаком в лицо, общая драка. «Силкинских» в два раза больше — восемь против четверых, они «гасят» противников.

На прощанье Силкин локтем выбивает стёкла в «восьмёрке» и приказывает побеждённым прибыть завтра на разборку к ДК «Нефтяник» на той же Брянской улице. Разборки не было, был расстрел. На этот раз «пронинские» подготовились и вооружились лучше.

На «стрелку» приехали (без главарей) по четыре бойца с каждой стороны. Сначала двое пошли навстречу друг другу.

«Силкинский» протянул руку для приветствия, но «пронинский», в руке которого был мешок с каким-то предметом, вдруг вскинул его к плечу, и тишину разорвала автоматная очередь. В мешке был АКМ. Затем изрешетили пулями «Форд», где сидели остальные ребята из бригады Силкина.

К автоматным выстрелам добавились пистолетные. Когда стрелки собрались уезжать, услышали, как один из расстрелянных шепчет лежащему рядом окровавленному товарищу: «Ты жив?» Вернулись и добили выстрелом в голову.

Невероятным образом изрешечённому пулями парню удалось выжить — хирург, делавший ему операцию, сотворил чудо. Позже вернувшийся с того света вспоминал, что накануне смертоносной разборки ему было знамение.

Катался вечером с девушкой на машине по окраине города и вдруг наткнулся на кресты и могилы — не заметил, как заехал на Увекское кладбище. Подумал: не божий ли это перст?

— и на следующий день оказался на краю могилы. Пацановская вендетта Выживший, видимо, узнал стрелявшего, и закрутилось кровавое колесо мести. Силкин не мог простить расстрела своих бойцов и принял ответные меры.

Через три недели, уже в феврале 1994-го, того, кто стрелял, вместе с товарищем скрутили на автостоянке люди в масках и камуфляже, повалили на снег, надели наручники. Обоих привезли на дебаркадер на Волге в районе Улешей, там целый день держали на ледяном полу, избивали и требовали ответа: кто стрелял по «Форду»? К вечеру замученных пленников вытащили на волжский лёд и, прикончив обоих ударами ножа, сбросили в прорубь близ острова Казачий.

Туда же полетели чёрные маски и камуфляжная форма, в которой совершалось похищение. Теперь настала очередь Пронина мстить за кровь своих людей. Через несколько дней его братки выследили и схватили одного из «силкинских».

Бросили в гаражный погреб, где он, избитый и связанный, без еды и воды, пролежал трое суток — дело, напомним, было зимой.

Потом к нему бросили ещё одного похищенного из той же бригады. Обоих били черенками от лопат, топором рубили ноги.

Вопрос был один: «Где наши?» Первый пленник говорить уже не мог, второй отвечал, что «где-то на барже». Второму, кстати, тоже сказочно повезло.

Когда палачи ушли, а товарищ по погребу перестал подавать признаки жизни, он сумел выбраться наверх, стал стучать в железную дверь гаража и звать на помощь. Его услышали снаружи случайно проходившие мимо люди. Пленник остался жить. Ответный удар Силкин решил нанести по самому Пронину.

Причём обставили покушение весьма оригинально. Вычислили, на каких машинах ездит главарь враждебной бригады, и, отыскав их на стоянке, заложили каждой за переднюю панель приборного щитка рядом с печкой гранату Ф-1 («лимонку») с вынутым из чеки кольцом. Хитрость заключалась в том, что обе гранаты облепили пластилином и заморозили в морозильных камерах.

Когда печь в машине начнёт работать, обледенелый пластилин растает и произойдёт взрыв… Закладку делали в марте, а взорвалось аж в середине мая. Трое сопровождавших Пронина братков получили ранения, сам же он пострадал больше всех — остался жив, но правую ногу пришлось ампутировать. Кстати, вторая граната тоже взорвалась, причём при интересных обстоятельствах.

Это случилось уже в ноябре того же года.

Машина саратовского криминального «авторитета» каким-то образом оказалась в гараже … Верховного совета Республики Удмуртия в Ижевске.

Там её ремонтировали, и во время взрыва сильно пострадал механик. Потом пришла осень, и бойцов обеих бригад стали брать одного за другим. По словам оперативников, уже первый из задержанных рассказал всё, что знал.

Вскоре настал черёд главарей. Дальше — бесконечная эпопея следствия и суда с продлениями, перерывами, возвращениями на доследование и загадочной пропажей 44 листов из уголовного дела Силкина, по поводу чего прокуратура возбуждала уголовное дело. По словам Вячеслава Борисова, больше таких огромных и многослойных уголовных дел в суды нашей области никогда не направляли.

«Пронинских» приговорили в 1997 г., «силкинских» — в 1999-м.

Сроки, кстати, получили серьёзные, но не запредельные. Преступления совершали в период действия старого Уголовного кодекса, где допускалось лишение свободы не более чем на 15 лет, а выше — смертная казнь.

Приговор же выносился уже после введения моратория на смертную казнь. Поэтому, хотя некоторые из действующих лиц наработали на «вышку» или пожизненное заключение, больше 15 лет никому не дали.

Александра Силкина осудили на 10 лет, а Сергея Пронина и вовсе на 9, учли его увечье, что без ноги остался. Некоторые из моих собеседников, имеющие отношение к работе силовых структур, замечали, что Приволжское РУБОП вмешивалось в обе бандитские войны в Заводском районе — Гвоздь против Якоря, Силкин против Пронина — лишь тогда, когда ряды обеих враждующих сторон сильно поредели, многие бойцы погибли.

Случайно ли, кто теперь знает?

Конец хранителя понятий

Век «воров в законе» чаще всего был недолгим.

Если они не погибали от ножа (по старым понятиям) или от пули киллера (по новым замашкам), то их сводили в могилу почётная тюремная болезнь — туберкулёз или ставшее модным пристрастие к «тяжёлым» наркотикам.

Долгожители всегда были наперечёт и приковывали к себе пристальное внимание борцов с преступностью в сочетании с подчёркнутым уважением молодой уголовной поросли.

Где-то в глубине милицейских спецкартотек сохранились сведения о некоем полумифическом воре из Саратова по фамилии или по прозвищу КАЦ. Якобы в 90-х ему было уже далеко за 80 и он прочно обосновался по ту сторону океана, то ли в Лос-Анджелесе, то ли в Сан-Франциско, с честью представляя столицу Поволжья в рядах русской мафии в Америке.

Но был и более реальный персонаж.

Он тихо-мирно проживал в скромной квартирке в самом центре Саратова, на углу улиц Чапаева и Рабочей. Тем, кто встречал его у подъезда, и в голову не могло прийти, что этот дедушка с внешностью заурядного советского пенсионера — легенда воровского мира, хранитель старых понятий, старейшина среди не только местных, но и российских криминальных авторитетов.

21 января 1999 г., через неделю после того как скромно отметил своё 78-летие, этот человек скончался в палате 1-й городской больницы от банального инфаркта, как многие в его возрасте. Правда, похороны были очень пышными и торжественными — с отпеванием в церкви, длившимся всю ночь, с поминальными речами в железнодорожном ресторане «Люкс» и с монументом из чёрного гранита на первом участке Елшанского кладбища, рядом с могилой более молодого «вора в законе» Балаша — Николая БАЛАШОВА, застреленного в Энгельсе двумя месяцами раньше. Прозвищ у этого выдающегося человека было несколько, иногда его называли Мордак — сокращённо от фамилии МОРДАКОВ (хотя в разные годы он живал и под другими фамилиями).

Но чаще всего уважительно величали по отчеству: Василий Васильевич, подчёркивая положение аксакала, старшего в воровской семье.

О его жизни известно очень многое, но всё с чьих-то слов, канонической биографии, понятное дело, никто не писал. Поэтому, возможно, легенды затмили реальность.

Родился Вася в Саратове в далёком 1921 г. И 16-летие его — время уголовного почина — упало как раз на знаменитый 1937-й.

Нет, к политике парнишка отношения не имел, потрошил карманы у фраеров в трамваях, на том и попался. Срок получил небольшой — года полтора, но в лагере стал стойким «отрицалом», наотрез отказывался брать в руки кайло или лопату и не выходил из «кондея» — карцера.

А при первой же возможности ушёл в побег, намотав себе прибавку к изначальному приговору. Побегов у Василия Мордакова было несколько — вроде бы однажды он даже добрался из Усольского лагеря, что на земле Коми, до столицы СССР Москвы, но опознан на вокзале и снова отправлен в край вечной мерзлоты. Судимостей в итоге получилось не меньше шести, лагерный этап в его биографии растянулся на два с лишним десятилетия.

И вернулся он в родной Саратов уже не мелким воришкой, щипачом-карманником, а Василием Васильевичем, коронованным «вором в законе». По слухам, удостоился Мордаков такой чести за мужество и героизм, проявленные во время знаменитых «сучьих войн» в конце 1940 — начале 1950-х, когда воры-фронтовики при содействии администрации ломали и истребляли «законников» старой формации.

Он тогда, рискуя жизнью и будущей свободой, пронёс в зону несколько заточек, которые помогли ворам выстоять в схватке с хорошо вооружёнными «суками».

При этом сам получил увечье, оставившее след на лице. В лагерях Василий Васильевич научился профессионально играть в карты, и это, наряду с прежним ремеслом карманника, стало одной из статей его дохода. По рассказам бывалых, он регулярно выезжал на курорты Крыма и Кавказа, где собирались «богатенькие буратины» со всего Советского Союза.

Перекинувшись с ними в картишки, вносил солидные суммы в воровской «общак», чем ещё больше укреплял свой авторитет. Когда грянули лихие 90-е с ломкой всех старых представлений о правильной жизни и традиций, в том числе и воровских, Мордаков был уже весьма пожилым человеком.

Говорят, к тому времени он сделал себе удостоверение ветерана труда, не уточнив, какого именно. При этом сам остался верен понятиям, не лез ни в коммерцию, ни в политику, да и с «крутыми» новой формации — спортсменами-рэкетирами и барыгами-толстосумами — не слишком общался. Правда, опять же по разговорам, на сходках занимал умеренно-миролюбивую позицию: призывал никого не карать и не наказывать, избегать крови, попросту бойкотируя тех, кто, скажем, купил воровской титул за большую сумму.

За ним закрепилась слава хранителя старых добрых традиций, к нему обращались за советом, просили выступить в роли третейского судьи в спорных ситуациях. В то время, по данным оперативников, специализирующихся на новом направлении — борьбе с организованной преступностью, Василию Васильевичу оказали высокое доверие со стороны воровского сообщества: он стал «пасти» карточные долги по всей России, следить за исполнением денежных обязательств и наказывать виновных, налагая на них штрафные санкции.

Тем, кто знаком с обычаями криминального мира, известно, что «фуфлыжников» — неплательщиков по «долгам чести», там всегда презирали едва ли не больше, чем стукачей.

Вскоре после смерти Василия Васильевича его имя прозвучало в Саратовском областном суде, где рассматривалось одно из самых громких «убойных» дел того времени. Речь шла о тройном убийстве в московском казино «Коля-Ваня» в районе Останкина.

Киллер расстрелял из пистолета владельца казино Николая БОГДАСАРЯНА, а заодно и его сына, случайно оказавшегося рядом. Третьим убитым стал охранник заведения, попытавшийся задержать преступника. Это произошло в октябре 1994 г.

В уголовном деле неожиданно появился саратовский след.

Выяснилось, что за два месяца до смерти Богдасарян в Сочи играл в карты с саратовским предпринимателем, владельцем сети аптек Рамази КИКНА­ДЗЕ. В течение нескольких часов кавказец из Саратова проиграл кавказцу-москвичу весьма значительную сумму — по разным данным от 335 до 434 тыс. долларов США. Об этом, безусловно, не мог не знать Мордаков.

Обрадованный Богдасарян сообщил друзьям и родственникам, что ему теперь обеспечена пожизненная пенсия: он условился с Кикнадзе, что тот станет отдавать долг в рассрочку, штук по десять баксов в месяц.

Но счастливому картёжнику была уготована другая судьба.

В поле зрения Рамази Кикнадзе и его брата Шоты попал некий Набиджон БАСАЛИЕВ, уроженец солнечного Таджикистана с весьма примечательной биографией. На родине он в советское время занимал высокий пост начальника дорожно-строительного управления, но с началом гражданской войны переквалифицировался в полевые командиры и даже какое-то время числился министром оппозиционного правительства.

Отличный стрелок, имеющий чёрный пояс карате, он отличался к тому же беспредельной жестокостью: на его счету головы, отрезанные перочинным ножом, полностью истреблённые семьи и прочие ужасы. Среди прочих Набиджон убил кого-то из родственников президента Эмомали РАХМОНОВА, и тот объявил его своим «кровником», назначив награду за голову.

Из душанбинской тюрьмы Басалиев сумел бежать, взорвав решётку связкой гранат (которую ему, кстати, передал прокурор). В итоге оказался в Саратовской области, где в то время проживали его братья. Но привычка убивать людей и тут сыграла с бывшим начальником ДРСУ злую шутку: во время уличной ссоры в Энгельсе он мимоходом застрелил двух местных «крутых» и вынужден был снова скрываться.

Здесь его и нашли братья Кикнадзе. За устранение Богдасаряна они пообещали таджику деньги и убежище. Как уже говорилось, вместо одного человека он убрал сразу трёх.

Три года спустя, в ноябре 1997-го, киллера из Средней Азии задержали в Саратове — в спецоперации по взятию его одного участвовало свыше 70 вооружённых до зубов сотрудников милиции!

А у него даже оружия при себе не оказалось… Басалиев сдал своих заказчиков, которые обманули его, заплатив не всю обещанную сумму.

Суд начался весной 1999 г. Рамази Кикнадзе заявил, что не мог заказать владельца казино «Коля-Ваня», ему это было крайне невыгодно.

Он уверял, что рассчитался с покойным, отдав ему в счёт уплаты долга ценную старинную икону в золотом окладе, выложенном рубинами. Но когда стало известно об убийстве Богдасаряна, ему пришлось держать ответ перед Василием Васильевичем.

— Когда Богдасаряна не стало, на меня наехал «вор в законе» Мордак, который не знал о том, что долг погашен, и я был вынужден платить ему проценты, — обиженно говорил подсудимый, обвиняемый в заказе убийства. Сам контролёр карточных долгов подтвердить или опровергнуть слова Кикнадзе уже не мог — незадолго до суда он скончался от инфаркта, оставив о себе память как о блюстителе воровских законов и борце со всяческим беспределом. Вместе с ним ушла в прошлое целая эпоха криминальных традиций, берущая начало во времена сталинского ГУЛАГа, в 1930 годах.

Кстати, он же был и последним из коренных саратовских «воров в законе», уроженцев столицы Поволжья.

В память об их делах сохранились оперативные данные в архивах органов внутренних дел и рассказы, похожие больше на легенды.

Ушла в прошлое эпоха понятий, почитавшихся строже государственных законов, блатной романтики и преданий о благородных уголовниках. Конечно, много в этой субкультуре было показушного, но само её существование парадоксальным образом давало надежду и веру в то, что где-то есть люди, отвечающие за свои слова головой и превыше жизни ставящие представления о чести, пусть и весьма своеобразно понятые. Теперь этого нет — всё можно купить и продать.

В том числе и титул «вора в законе».

Смотрящий за Саратовом вор в законе Мордак

Вор в законе Василий Мордаков — Мордак Титул «», как и всё в новой России, стал покупаться, одновременно обесцениваясь и превращаясь в обозначение представителя своего рода уголовного олигархата. А ведь ещё недавно он означал совсем другое — принадлежность к высшей касте блатного сообщества, к той категории людей, для которых понятие воровской чести стоило дороже жизни.

Саратов считался одной из столиц «правильных» уголовников — уркаганов, как они себя называли.

Биография каждого из них могла бы стать основой для историко-приключенческо-детективного романа. Век «воров в законе» чаще всего был недолгим.

Если они не погибали от ножа (по старым понятиям) или от пули (по новым замашкам), то их сводили в могилу почётная тюремная болезнь — туберкулёз или ставшее модным пристрастие к «тяжёлым» наркотикам.

Долгожители всегда были наперечёт и приковывали к себе пристальное внимание борцов с преступностью в сочетании с подчёркнутым уважением молодой уголовной поросли.

Где-то в глубине милицейских спецкартотек сохранились сведения о некоем полумифическом воре из Саратова по фамилии или по прозвищу Кац.

Якобы в 90-х ему было уже далеко за 80 и он прочно обосновался по ту сторону океана, то ли в Лос-Анджелесе, то ли в Сан-Франциско, с честью представляя столицу Поволжья в рядах . Но был и более реальный персонаж.

Он тихо-мирно проживал в скромной квартирке в самом центре Саратова, на углу улиц Чапаева и Рабочей. Тем, кто встречал его у подъезда, и в голову не могло прийти, что этот дедушка с внешностью заурядного советского пенсионера — легенда воровского мира, хранитель старых понятий, старейшина среди не только местных, но и российских . 21 января 1999 года, через неделю после того как скромно отметил своё 78-летие, этот человек скончался в палате 1-й городской больницы от банального инфаркта, как многие в его возрасте.

Правда, похороны были очень пышными и торжественными — с отпеванием в церкви, длившимся всю ночь, с поминальными речами в железнодорожном ресторане «Люкс» и с монументом из чёрного гранита на первом участке Елшанского кладбища, рядом с могилой более молодого «вора в законе» Балаша — , застреленного в Энгельсе двумя месяцами раньше. Прозвищ у этого выдающегося человека было несколько, иногда его называли — сокращённо от фамилии Мордаков (хотя в разные годы он живал и под другими фамилиями). Но чаще всего уважительно величали по отчеству: Василий Васильевич, подчёркивая положение аксакала, старшего в воровской семье.

О его жизни известно очень многое, но всё с чьих-то слов, канонической биографии, понятное дело, никто не писал. Поэтому, возможно, легенды затмили реальность.

Родился Вася в Саратове в далёком 1921 году. И 16-летие его — время уголовного почина — упало как раз на знаменитый 1937-й. Нет, к политике парнишка отношения не имел, потрошил карманы у фраеров в трамваях, на том и попался.

Срок получил небольшой — года полтора, но в лагере стал стойким «отрицалом», наотрез отказывался брать в руки кайло или лопату и не выходил из «кондея» — карцера.

А при первой же возможности ушёл в побег, намотав себе прибавку к изначальному приговору. Побегов у Василия Мордакова было несколько — вроде бы однажды он даже добрался из Усольского лагеря, что на земле Коми, до столицы СССР Москвы, но был опознан на вокзале и снова отправлен в край вечной мерзлоты. Судимостей в итоге получилось не меньше шести, лагерный этап в его биографии растянулся на два с лишним десятилетия.

И вернулся он в родной Саратов уже не мелким воришкой, , а Василием Васильевичем, коронованным «вором в законе».

По слухам, удостоился Мордаков такой чести за мужество и героизм, проявленные во время знаменитых «» в конце 1940 — начале 1950-х, когда воры-фронтовики при содействии администрации ломали и истребляли «законников» старой формации. Он тогда, рискуя жизнью и будущей свободой, пронёс в зону несколько заточек, которые помогли ворам выстоять в схватке с хорошо вооружёнными «суками».

При этом сам получил увечье, оставившее след на лице. В лагерях Василий Васильевич научился профессионально играть в карты, и это, наряду с прежним ремеслом карманника, стало одной из статей его дохода.

По рассказам бывалых, он регулярно выезжал на курорты Крыма и Кавказа, где собирались «богатенькие буратины» со всего Советского Союза. Перекинувшись с ними в картишки, вносил солидные суммы в воровской «общак», чем ещё больше укреплял свой авторитет. Когда грянули с ломкой всех старых представлений о правильной жизни и традиций, в том числе и воровских, Мордаков был уже весьма пожилым человеком.

Говорят, к тому времени он сделал себе удостоверение ветерана труда, не уточнив, какого именно. При этом сам остался верен понятиям, не лез ни в коммерцию, ни в политику, да и с «крутыми» новой формации — спортсменами-рэкетирами и барыгами-толстосумами — не слишком общался. Правда, опять же по разговорам, на сходках занимал умеренно-миролюбивую позицию: призывал никого не карать и не наказывать, избегать крови, попросту бойкотируя тех, кто, скажем, купил воровской титул за большую сумму.

За ним закрепилась слава хранителя старых добрых традиций, к нему обращались за советом, просили выступить в роли третейского судьи в спорных ситуациях. В то время, по данным оперативников, специализирующихся на новом направлении — борьбе с организованной преступностью, Василию Васильевичу оказали высокое доверие со стороны воровского сообщества: он стал «пасти» карточные долги по всей России, следить за исполнением денежных обязательств и наказывать виновных, налагая на них штрафные санкции.

Тем, кто знаком с обычаями , известно, что «фуфлыжников» — неплательщиков по «долгам чести», там всегда презирали едва ли не больше, чем стукачей. Вскоре после смерти Василия Васильевича его имя прозвучало в Саратовском областном суде, где рассматривалось одно из самых громких «убойных» дел того времени.

Речь шла о тройном убийстве в московском казино «Коля-Ваня» в районе Останкина. Киллер расстрелял из пистолета владельца казино Николая Богдасаряна, а заодно и его сына, случайно оказавшегося рядом.

Третьим убитым стал охранник заведения, попытавшийся задержать преступника.

Это произошло в октябре 1994 года. В уголовном деле неожиданно появился саратовский след. Выяснилось, что за два месяца до смерти Богдасарян в Сочи играл в карты с саратовским предпринимателем, владельцем сети аптек Рамази Кикнадзе.

В течение нескольких часов кавказец из Саратова проиграл кавказцу-москвичу весьма значительную сумму — по разным данным от 335 до 434 тыс. долларов США. Об этом, безусловно, не мог не знать Мордаков. Обрадованный Богдасарян сообщил друзьям и родственникам, что ему теперь обеспечена пожизненная пенсия: он условился с Кикнадзе, что тот станет отдавать долг в рассрочку, штук по десять баксов в месяц.

Но счастливому картёжнику была уготована другая судьба. В поле зрения Рамази Кикнадзе и его брата Шоты попал некий Набиджон Басалиев, уроженец солнечного Таджикистана с весьма примечательной биографией. На родине он в советское время занимал высокий пост начальника дорожно-строительного управления, но с началом гражданской войны переквалифицировался в полевые командиры и даже какое-то время числился министром оппозиционного правительства.

Отличный стрелок, имеющий чёрный пояс карате, он отличался к тому же беспредельной жестокостью: на его счету головы, отрезанные перочинным ножом, полностью истреблённые семьи и прочие ужасы. Среди прочих Набиджон убил кого-то из родственников президента Эмомали Рахмонова, и тот объявил его своим «кровником», назначив награду за голову. Из душанбинской тюрьмы Басалиев сумел бежать, взорвав решётку связкой гранат (которую ему, кстати, передал прокурор).

В итоге оказался в Саратовской области, где в то время проживали его братья. Но привычка убивать людей и тут сыграла с бывшим начальником ДРСУ злую шутку: во время уличной ссоры в Энгельсе он мимоходом застрелил двух местных «крутых» и вынужден был снова скрываться. Здесь его и нашли братья Кикнадзе.

За устранение Богдасаряна они пообещали таджику деньги и убежище. Как уже говорилось, вместо одного человека он убрал сразу трёх.

Три года спустя, в ноябре 1997-го, киллера из Средней Азии задержали в Саратове — в спецоперации по взятию его одного участвовало свыше 70 вооружённых до зубов сотрудников милиции!

А у него даже оружия при себе не оказалось… Басалиев сдал своих заказчиков, которые обманули его, заплатив не всю обещанную сумму.

Суд начался весной 1999 года. Рамази Кикнадзе заявил, что не мог заказать владельца казино «Коля-Ваня», ему это было крайне невыгодно.

Он уверял, что рассчитался с покойным, отдав ему в счёт уплаты долга ценную старинную икону в золотом окладе, выложенном рубинами. Но когда стало известно об убийстве Богдасаряна, ему пришлось держать ответ перед Василием Васильевичем. — Когда Богдасаряна не стало, на меня наехал «вор в законе» Мордак, который не знал о том, что долг погашен, и я был вынужден платить ему проценты, — обиженно говорил подсудимый, обвиняемый в заказе убийства.

Сам контролёр карточных долгов подтвердить или опровергнуть слова Кикнадзе уже не мог — незадолго до суда он скончался от инфаркта, оставив о себе память как о блюстителе воровских законов и борце со всяческим беспределом. Вместе с ним ушла в прошлое целая эпоха , берущая начало во времена сталинского ГУЛАГа, в 1930 годах. Кстати, он же был и последним из коренных саратовских «воров в законе», уроженцев столицы Поволжья.

Могила вора в законе Василия Мордакова В память об их делах сохранились оперативные данные в архивах органов внутренних дел и рассказы, похожие больше на легенды. Ушла в прошлое эпоха понятий, почитавшихся строже государственных законов, блатной романтики и преданий о благородных уголовниках. Конечно, много в этой субкультуре было показушного, но само её существование парадоксальным образом давало надежду и веру в то, что где-то есть люди, отвечающие за свои слова головой и превыше жизни ставящие представления о чести, пусть и весьма своеобразно понятые.

Теперь этого нет — всё можно купить и продать.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+