Бесплатная горячая линия

8 800 301 63 12
Главная - Другое - Профессиональные приемные семьи в россии

Профессиональные приемные семьи в россии

Профессиональные приемные семьи в россии

В России появятся «профессиональные» приёмные семьи


25.08.2016 В России планируется создать «профессиональные» приёмные семьи, заявила глава Минобрнауки Ольга Васильева 24 августа в своем выступлении в Общественной палате РФ.

«Выполняя поручение президента, мы разрабатываем вопрос об изменении порядка создания приёмной семьи, её развития как профессиональной приёмной семьи, и одновременно — расширения иных форм возмездной опеки»

, — сообщила она. Семьи, желающие заняться «профессиональным» воспитанием, должны пройти специальную «углубленную подготовку» и соответствовать всем ее требованиям. Такой подготовкой в России уже занимаются 800 школ приемных родителей, их количество будет расти.

«Министерство разрабатывает сегодня программу подготовки лиц, которые хотят воспитывать или уже воспитывают детей-инвалидов, подростков, братьев и сестер»

, — пояснила Ольга Васильева. Напомним, что, например, в Новосибирской области на содержание ребенка старше 6 лет полагается 8403 руб.

При этом выплачивается «вознаграждение приемным родителям» – 11433,25 руб.

За каждого следующего ребенка платят на 20% больше. Помимо этого «коммерческая семья» имеет право на все льготы, положенные многодетным семьям. Таким образом, приемное воспитание ставится на коммерческую основу, которая и будет формировать жизненный уклад, быт, потребительские запросы «семьи».

Но самое главное, в самосознании ребенка будет сформирован образ «семьи за деньги». По статистике на Западе, где давно практикуется коммерческое усыновление, предусмотрено, что приемный ребенок меняет за весь период пребывания под опекой до 10 профессиональных семей.

Через некоторое время эта система может исчерпать ресурс сирот из детских домов, и единственным источником потенциальных приемных детей станут родные семьи. На Западе, с которого наше правительство так активно копирует и систему образования, и систему социального устройства семьи, уже есть образец мощной и бесчеловечной системы по контролю за семьями и изъятию из семьи – Ювенальная юстиция.

Теги: ПоискПоиск 08.11.2021 08.11.2021 08.11.2021 08.11.2021 07.11.2021 07.11.2021 07.11.2021 07.11.2021 06.11.2021 06.11.2021 Будьте в курсе последних событий!

E-mail * Подписаться

Научно-образовательныйпортал IQ

  1. A
  2. A
  3. A
  1. АБB
  2. АБB
  3. АБB
  1. А
  2. А
  3. А
  4. А
  5. А

Обычная версия сайта Профессиональная замещающая семья – наиболее безопасная и эффективная форма устройства детей-сирот. К такому выводу пришли участники круглого стола

«От семьи к ребенку или от ребенка к семье: место профессионального замещающего родительства в системе семейного устройства детей-сирот»

, прошедшего в НИУ ВШЭ Профессиональное приемное родительство сегодня может минимизировать наиболее распространенные риски социальной адаптации детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, эксперты. Основное преимущество данного вида обустройства детей – возможность разделения ответственности за социализацию ребенка между приемными родителями, сообществом профессионалов, органами опеки и государством, отметила замдиректора Независимого института социальной политики, ведущий научный сотрудник Центра анализа доходов и уровня жизни НИУ ВШЭ .

«Профессиональная замещающая семья способна учитывать весь спектр потребностей ребят с инвалидностью, детей с особыми психологическими травмами или возрастными кризисами, – подчеркнула Синявская.

– Кроме того, эта форма устройства позволяет справляться с кризисами кровной семьи: для детей и родителей, которые оказались в сложной жизненной ситуации, она может стать надежной временной опорой». В профессиональной приемной семье, как и в непрофессиональной, ребенок социализируется, у него формируются личные привязанности, тем самым, уменьшается риск воспроизводства сиротства. В профессиональной приемной семье нет риска нарушения прав ребенка.

При этом бывший детдомовец помещается в наиболее эмоционально и психологически комфортную среду, поскольку профессиональные родители проходят регулярное обучение, выполняют индивидуальные планы развития детей, сопровождаются службами профессиональной психологической и педагогической поддержки. Безопасность ребенка и психологическая адаптация к жизни в профессиональной семье высока, свидетельствуют результаты полевого исследования профессора кафедры общей социологии НИУ ВШЭ и ее коллег.

Исследование основано на интервью со специалистами НКО, работающими с замещающими семьями, руководителями интернатов, специалистов опеки, приемными родителями, выпускниками интернатов и учеными. По словам Ярской-Смирновой, «успешная социализация детей в приемных семьях становится возможной, в частности, за счет особых профессиональных качеств родителей», что особенно важно, учитывая психологические и физиологические проблемы сирот.
По словам Ярской-Смирновой,

«успешная социализация детей в приемных семьях становится возможной, в частности, за счет особых профессиональных качеств родителей»

, что особенно важно, учитывая психологические и физиологические проблемы сирот.

«Чем профессиональные приемные мамы и папы отличаются от непрофессиональных? У них есть специальная подготовка, – объяснила гендиректор Благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко Мария Морозова. – Они располагают всеми необходимыми условиями для полноценного содержания ребенка.

Они воспитывают его, руководствуясь индивидуальными планами развития, а не личными представлениями о плохом и хорошем. Также они на регулярной основе проходят обучение и находятся в постоянном контакте с органами опеки и попечительства.

И наконец, они в любой момент получают необходимую поддержку: психологическую, педагогическую, социальную».

Правда, констатировала Ярская-Смирнова, и тут существуют свои потенциальные проблемы.

Например, временный характер пребывания ребенка в семье, а также риск превращения профессиональной семьи в детский дом, связанный с увеличением количества детей в ней. По мнению участников круглого стола, эффективность функционирования профессиональной приемной семьи во многом зависит от компетентности специалистов, которые ее сопровождают, от наличия доступной и качественной поддерживающей среды.

В России в настоящее время полноценному развитию данного института препятствует целый ряд факторов, в числе которых участники круглого стола выделили недостатки правовой базы и негативные стереотипы, сложившиеся в обществе.

Форма устройства и статус профессионального родителя на сегодняшний день не урегулированы законодательно, контрактные отношения между родителями и органами опеки непрозрачны, а в обществе нет уважения к профессиональным родителям, отметила Ярская-Смирнова. Между тем, во многих странах, где существуют профессиональные семьи, работа с детьми поощряется финансово, причем не только прямой оплатой труда, отметила Синявская.

Между тем, во многих странах, где существуют профессиональные семьи, работа с детьми поощряется финансово, причем не только прямой оплатой труда, отметила Синявская. В Италии и Испании, например, родителям предоставляются налоговые вычеты, в Великобритании уход за ребенком включается в общий стаж работы, Финляндия предоставляет право на выплаты по временной нетрудоспособности. Также к минусам отечественной системы социальной защиты семьи и детства эксперты отнесли ее ориентированность на потребности и пожелания потенциальных родителей, которые выбирают ребенка, а не наоборот, как это принято в западных странах.

«Необходимо менять всю парадигму отношений при решении вопроса о семейном устройстве, и не подыскивать ребенка для семьи, но искать семью для ребенка, а также подходящую форму его устройства, – подчеркнула директор Агентства социальной информации, председатель комиссии по социальной политике, трудовым отношениям и качеству жизни граждан Общественной Палаты РФ Елена Тополева-Солдунова. – Казалось бы, простая истина, но чтобы воплотить этот подход, потребуется перестроить всю нынешнюю систему. И начинать это делать надо было еще вчера».

Ранее о возможности появления в России профессиональных приемных родителей говорил уполномоченный по правам ребенка в России Павел Астахов.

В правительстве разрабатывается законопроект о создании в России института профессиональных приемных родителей. Усыновители должны будут работать по лицензии и обладать специальной подготовкой. С их появлением, по мнению детского омбудсмена, органы опеки смогут передавать ребенка в замещающую семью, минуя приют или детский дом.

См. также: 6 февраля, 2014 г. Подпишись на IQ.HSE

Подписаться Материалы по теме Какие семьи решаются рожать больше и чаще Как общество осуждает многодетные семьи Как расслоение в обществе стимулирует подростковую агрессию Детдома, НКО и приемные семьи о реформе системы защиты детей Как оно выглядит и что дает детям Главное Принадлежность партнеров к одной конфессии компенсирует расхождение в ценностях. Однако более удовлетворены семейными отношениями всё-таки монокультурные пары Как диаспора сохраняет идентичность Почему списывают российские студенты и как объясняют это себе и другим РЕДАКЦИЯ Даниил Кузнецов, главный редактор Мария Сапожникова, редактор Марина Селина, редактор Ольга Соболевская, редактор Светлана Салтанова, редактор КОНТАКТЫ Москва, Покровский бульвар, д.

11, G711 Электронная почта: Телефон: + 7 495 531-00-31 доб. 11661 НАУКА В НИУ ВШЭ © 1993–2021 Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

«Наивные» психологи и профессиональные «семьи»

02.08.2016 В последние несколько лет в России в целом, да и у нас в регионе в частности, проводится последовательная политика по закрытию детских домов.

Каждое закрытие еще одного детского дома преподносится властями как большая победа. Детские дома оклеветаны, ошельмованы.

Укореняется точка зрения, что нормальный человек вообще не может быть выращен в условиях детдомов, а значит единственный путь – это их полное упразднение. Вы спросите: «А детей-то из них куда девать»?

И вам с готовностью ответят: «Раздавать в приемные семьи, конечно! Стоит только упростить процедуры, наладить обучение родителей, и все пойдет как по маслу!» Но это все – теория.

А есть еще и практика. И она, как не трудно догадаться, не на столько вдохновляющая, как эти обещания «масла». Тем более что практиков-то и нужно в первую очередь слушать! Поэтому я с интересом ознакомился одного из таких практиков: психолога красноярского фонда «Счастливые дети» Николая Щербакова.

Итак, прежде всего, Николай Николаевич, как практик, справедливо констатирует, что некоторое число приемных родителей, забрав ребенка из детдома, не справляются с воспитанием и вынуждены вернуть детей обратно.

Что же делать в этой ситуации, может быть, все-таки стоит оставить некоторое число детских домов? Ведь иначе не будет государственной инфраструктуры для воспитания той части детей, которые по какой-то причине выпали из системы опеки или усыновления? Но нет, психолог Николай Щербаков непреклонен: «детский дом — не то место, где должен находиться ребенок».

Но нет, психолог Николай Щербаков непреклонен:

«детский дом — не то место, где должен находиться ребенок»

.

А где же ему тогда находится?

Здесь Николай Николаевич ссылается на опыт Великобритании: «.в Британии разгорелась дискуссия с участием ученых и общественности.

Несмотря на то, что страна переживала не лучший экономический период, работа с детьми, оказавшимися без родителей, была пересмотрена — на смену детским домам пришли профессиональные приемные семьи. Такой опыт, надо сказать, есть и в России — в соседней Новосибирской области, в основном в такие семьи попадают маленькие приемные дети.

Надеюсь, что вскоре сможем развить такую практику и нас, потому что детский дом — не то место, где должен находиться ребенок. Каким бы замечательным ни было социальное учреждение, ребенку необходим близкий взрослый, с которым он будет проводить продолжительное время, которому сможет доверять.

Только так у ребенка сформируется доверие к людям и к миру в целом».

Звучит очень заманчиво. Закрытие ненавистных детдомов, все дети устроены в профессиональные приемные семьи. Простите, куда, куда устроены, в какие семьи? В «профессиональные» – вот в какие. А что, вы спросите, такое эти «профессиональные приемные семьи»? Это что, семья как профессия, за зарплату? Ну да, профессиональная семья – это когда материнская любовь отпускается ребенку за государственные деньги.

Ну да, профессиональная семья – это когда материнская любовь отпускается ребенку за государственные деньги.

Хотите конкретных, практических примеров? Давайте тогда разберем так же упомянутый Щербаковым и более близкий к нам .

Итак, в Новосибирской области замещающей семье платят за ребенка старше 6 лет: денежные средств на содержание детей – 8403 руб. + (внимание!) вознаграждение приемным родителям – 11 433,25 руб. Еще раз вчитайтесь в официальную формулировку последней суммы: «Вознаграждение приемным родителям» – то есть это не для ребенка.

Это чистая зарплата приемным. скорее уже не родителям, а штатным профессиональным воспитателям детского дома семейного типа. Сумма не выглядит очень большой, особенно после недавнего скачка доллара и повышения цен.

Но это именно зарплата, и, скажем, в сельской местности на нее вполне может жить, нигде более не работая, несколько человек. За каждого следующего ребенка, взятого в профессиональную.

псевдосемью платят на 20% больше.

Кроме того, «коммерческой семье» полагаются все льготы, положенные многодетным семьям, облегчена оплата коммунальных расходов и т.

п. Но главное здесь даже не в этом. Главное в том, что с точки зрения уважаемого психолога всю эту конструкцию по-прежнему можно продолжать именовать «семьей». Простите, но если вы в семейные отношение вводите пусть не такие уж большие, но уже вполне заметные деньги, в каком смысле это будет семья?

Приемный ребенок будет знать, что его «профессиональная мама» получает за него зарплату. Повзрослев, он даже догадается, что если его почему-то у «родителей» изымут, то они этих денег лишатся. Он запомнит, что семья – это за деньги.

Материнская любовь, все семейные отношения, которые апологеты профессионализации системы опеки надеются прививать бывшему сироте, будут не просто скомпрометированы. Они будут навсегда отравлены деньгами. Щербаков говорит, что ребенку «необходим близкий взрослый, с которым он будет проводить продолжительное время, которому сможет доверять».

Щербаков говорит, что ребенку

«необходим близкий взрослый, с которым он будет проводить продолжительное время, которому сможет доверять»

. Очевидно он ожидает, что такого взрослого ребенок обретет в лице «коммерческого родителя»? В лице «коммерческой мамы» или «коммерческого папы»?

Он, как психолог, кажется, должен понимать, что зная о «Вознаграждении приемным родителям», ребенку, особенно взрослеющему и начинающему понимать, что такое деньги, будет все сложнее доверять «коммерческой маме». Но все это, в конце концов, полбеды.

Я вполне могу поверить, что Николай Николаевич надеется, что вся это коммерческая мишура преодолима, что лед недоверия растопит настоящая материнская любовь, человеческие эмоции: детские и взрослые. В первую очередь я должен сказать, что, вероятно, так оно и будет. Безусловно, где-то она будет преодолена, а лед будет таять.

Вот что Щербаков говорит про эти самые эмоции: «Родителям — не только приемным, а вообще всем — не хватает чувствительности к эмоциональным потребностям ребенка. Так уж нас воспитывали: надо быть удобным, правильным, быть «членом советского общества» — не человеком».

Уничтожительно отзываясь о советском обществе, Щербаков в действительности является его апологетом.

Более того, он считает, что это самое советское общество продолжает существовать в современной России и что так будет бесконечно.

Да, я вполне могу представить, что в аскетичном советском быте, в той коллективной среде, в условиях здоровых социальных норм, когда обществом не без оснований провозглашалось «Все лучшее – детям», между приемным родителем и ребенком растаял бы лед любого недоверия. Как бы вы не относились к советским нормам, они (особенно раннесоветские) вполне могли бы выдержать такое испытание; даже при применении вышеописанной денежной схемы в сфере опекунства.

Снова приведу благопожелания Щербакова: «Вариант с изъятием ребенка из семьи приемлем, но только временный, — например, на период лечения матери от какой-либо зависимости. И опять же — с пребыванием не в детдоме, а в профессиональной приемной семье, как это происходит во всем цивилизованном мире». Здесь все прекрасно. Кроме соотношения этой, нарисованной нам картинки, с сегодняшней реальностью.

Наложим эту очевидно коммерческую схему на современное постсоветское общество. В реальности это общество выстроено и живет, погружаясь все глубже в единственный принцип: «все на продажу». Итак, вы чиновник социальной сферы.

У вас в руках некий бюджет на выплату приемным семьям. Вас заботит только один вопрос: как эти бюджетные деньги заполучить в свои руки?

А давайте мы будем в качестве «профессиональной приемной семьи» аттестовать не абы кого, а наших хороших знакомых? Ну дадим работу хорошим людям, то есть? Далее, что если эти наши хорошие знакомые (ну просто в благодарность) вам, чиновнику, будут отстегивать, скажем, треть того, что они получают из бюджета?

Тогда что получится в тот момент, например, когда биологическая мать «вылечится от алкоголизма» и попытается восстановить родительские права? Сначала на ее пути встанет коммерческая мама вместе с коммерческим папой, которые вот-вот окажутся без работы. А так же их знакомый чиновник из опеки.

Который, кстати, и будет серьезно влиять на решение вопроса о том, достойна ли биологическая мать восстановления в родительских правах или нет. Ну и какое там ее ждет решение?

Но и это еще не все. Как только вы сформируете рынок профессионального, коммерческого родительства, он уже сам, вне зависимости от вашего желания, потребует себе постоянного (а лучше все увеличивающегося!) притока приемных детей. Вы представьте: эти люди пройдут обучение, получат ребенка, начнут получать регулярные выплаты.

Под это будет сформирован определенный жизненный уклад, быт, потребительские запросы. Причем, если брать еще и еще детей, то эти потребительские запросы можно кратно наращивать, пользоваться различными льготами, при этом не делая НИЧЕГО, чего бы не делали родители в родных семьях! Только в этих, родных семьях, родителям по какому-то недоразумению еще и приходится где-то работать.

А вам – НЕТ. Государство платит.

Что из этого следует далее? Поймите, через несколько лет это будет рынок, почти ничем не отличающийся от любого другого коммерческого.

Да, там еще может присутствовать и любовь, и искренняя привязанность.

Кстати, хорошо известно, что в реальности коммерческого усыновления на Западе как раз предусмотрено, что приемный ребенок меняет за весь период пребывания под опекой до 10 профессиональных недосемей. Никакой постоянной привязанности там не возникает, это настоящая «карусель». Из всего этого следует, что по законам рынка данная система после ее установления потребует все большего числа сирот.

Больше сирот – больше выплат, больше льгот, больше откатов. А меньше сирот – наоборот. А где взять больше сирот?

В детских домах и родных семьях, вот где.

С детскими домами все просто – мы их все закроем.

Но это конечный ресурс. Остаются родные семьи с детьми.

А как детей из родных семей перекинуть на рынок коммерческого усыновления? – Нужно их оттуда изымать! А как их изымать? Ведь нужна какая-то одобренная всеми мощнейшая концепция, нужен хор специалистов, психологов, педагогов, сотрудников социальных НКО, фондов, которые бы все это поддержали.

В конце концов нужна судебная практика, ориентированная на массовое лишение родительских прав.

Мы все знаем, что такая концепция существует. Имя ей – ювенальные подходы и технологии.

Результат ее применения – это изъятие детей из родных семей под надуманными предлогами с последующей передачей в коммерческие семьи. Это навсегда поломанные судьбы детей и родителей. Это разрушенные из-за коммерческих интересов жизни.

Это гигантское антигуманное преступление. Если вам так интересен западноевропейский опыт, изучите внимательнее ту же Великобританию. Изучите и то, что произошло с ювенальными службами в Норвегии или во Франции.

Сколько детей там было необоснованно, но «законно» изъято?

Для той же Франции сами французы называют цифру в 1 МИЛЛИОН изъятий за 10 лет! Это безумное море человеческого горя, это реки слез, это перемолотые системой судьбы.

Я отчасти могу если не понять, то хотя бы объяснить себе, почему во все это оказались втянуты западноевропейские профессионалы, в том числе и психологи. Ну а вы, российский психолог Николай Николаевич Щербаков, позволите с собой проделать то же самое?

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+