Бесплатная горячая линия

8 800 301 63 12
Главная - Арбитраж - Фальсификация доказательств арбитражный процесс

Фальсификация доказательств арбитражный процесс

Фальсификация доказательств в арбитражном суде


Весь сайт Законодательство Типовые бланки Судебная практика Разъяснения Фактура Архив Н. ПЕРЯЗЕВАН. Перязева, председатель судебного состава Арбитражного суда Приморского края.На практике наиболее остро и часто вопросы, связанные с фальсификацией доказательств, возникают при рассмотрении гражданских дел судами общей юрисдикции и при рассмотрении дел арбитражными судами.Меньше проблема фальсификации доказательств затрагивает суды общей юрисдикции при рассмотрении уголовных дел, поскольку уголовное дело поступает в суд после процедур дознания либо предварительного расследования, при проведении которых зачастую факты фальсификации доказательств бывают обнаружены и пресечены производящими дознание и предварительное расследование лицами с использованием предоставленных им полномочий.

При рассмотрении гражданских дел судами общей юрисдикции и при рассмотрении дел арбитражными судами практически все доказательства поступают в суд непосредственно от лиц, участвующих в рассмотрении дела.

Стороны, участвующие в деле, отвечают за предоставление объективной и достоверной информации, документов, на которых строятся доказательства по делу. В Арбитражном процессуальном кодексе РФ в ст. 161 впервые в российском арбитражном процессуальном законодательстве введено понятие фальсификации доказательств.
161 впервые в российском арбитражном процессуальном законодательстве введено понятие фальсификации доказательств.

Поскольку фальсификация доказательств в том смысле, в котором этот институт приведен в нормах АПК, — новелла российского арбитражного процессуального законодательства, для лучшего понимания целей и задач этого института следует обратиться к применяемой на практике ст.

303 «Фальсификация доказательств» Уголовного кодекса РФ.

Эта норма устанавливает уголовную ответственность лица, участвующего в деле, или его представителя по гражданскому делу, а также лица, производящего дознание, следователя, прокурора или защитника по уголовному делу за представление по рассматриваемому судом соответственно гражданскому либо уголовному делу фальсифицированных доказательств.

Следует признать, что, несмотря на очевидное различие методов и средств регулирования уголовного и арбитражного права, цель введения в УК 1996 г.

ст. 303 и цель применения института фальсификации доказательств в нормах АПК представляется единой и заключается в обеспечении поступления в распоряжение судов достоверных доказательств для последующего принятия судами законных и обоснованных судебных актов.

Исходя из содержания норм АПК арбитражные суды в России призваны осуществлять правосудие в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности путем разрешения экономических споров и рассмотрения иных дел, отнесенных к их компетенции нормами АПК и другими федеральными законами. При этом требование о законности и обоснованности судебных актов арбитражных судов на основании непосредственно исследованных арбитражным судом всех доказательств по делу обеспечивается в том числе выполнением обязанности оценивать относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Естественно, для вывода о совершении преступления, предусмотренного ст.

303 УК, суду необходимо установить наличие всех признаков его состава. Однако из ст. 161 АПК следует, что арбитражный суд в установленном порядке констатирует факт фальсификации доказательств и применяет соответствующие предусмотренные законом меры уже тогда, когда материалы дела позволяют достоверно установить, что доказательство, о фальсификации которого по делу заявлено, действительно содержит признаки «материального подлога», т.е. в том случае, когда исследование такого доказательства приводит к получению арбитражным судом ложных сведений о фактических обстоятельствах дела в связи с тем, что на материальный носитель было оказано воздействие.

Анализ дел, рассмотренных судьями Арбитражного суда Приморского края, показывает, что наиболее распространены такие формы фальсификации: допечатка текста, замена внутренних листов в документах, внесение в документы искаженных данных. Наибольшее же количество (около 32%) случаев рассмотрения арбитражным судом вопросов фальсификации доказательств связано с заявлениями о подделке подписей на документах.

Неоднозначным и спорным представляется вопрос о том, может ли арбитражный суд самостоятельно сделать вывод о фальсификации доказательства в порядке ст. 161 АПК в случае так называемого интеллектуального подлога, т.е.

в случае представления в материалы дела вновь созданного доказательства. В этом случае сам «фальсификационный» характер этого доказательства находится в зависимости от порядка создания доказательства конкретными физическими лицами, от вины этих лиц в фальсификации, тогда как установление вины физических лиц в создании ложных доказательств не входит в компетенцию арбитражного суда.

Позиция, согласно которой фальсификация доказательств в смысле норм арбитражного процессуального законодательства есть уже в случае достоверно подтвержденного факта о наличии фальсифицированного доказательства в материалах дела арбитражного суда, закреплена и судебной практикой. Например, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ Постановлением от 24 сентября 1996 г.

Например, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ Постановлением от 24 сентября 1996 г. изменил решение арбитражного суда первой инстанции и постановление арбитражного суда апелляционной инстанции потому, что этими арбитражными судами при принятии соответственно решения и постановления по делу не был принят во внимание установленный вступившим в законную силу приговором суда общей юрисдикции факт фальсификации одного из доказательств по делу.

В Постановлении указано: несмотря на то что указанный приговор суда общей юрисдикции оправдательный в связи с недоказанностью вины подсудимого в фальсификации доказательства, сам по себе факт фальсификации доказательства приговором суда установлен, в связи с чем он считается установленным для арбитражного суда. В нормах АПК закреплен порядок рассмотрения арбитражным судом вопросов, касающихся фальсификации доказательств, и приведен перечень возможных действий арбитражного суда, направленных на предотвращение наступления негативных для рассмотрения дела последствий фальсификации доказательств. Так, в соответствии с ч. 1 ст.

161 АПК лицам, участвующим в деле, предоставлено право в письменной форме обратиться в арбитражный суд с заявлением о фальсификации доказательства, представленного другим лицом, участвующим в деле.

В этом случае арбитражный суд, во-первых, разъясняет сделавшему заявление о фальсификации доказательств лицу уголовно-правовые последствия такого заявления.

Заявителя следует предупреждать об уголовной ответственности по ст. 306 УК за заведомо ложный донос о совершении преступления.

После этого суд с согласия лица, представившего доказательство, в отношении которого поступило заявление о фальсификации, исключает оспариваемое доказательство из числа доказательств по делу либо, если лицо, представившее это доказательство, заявило возражения относительно его исключения из числа доказательств по делу, проверяет обоснованность заявления о фальсификации доказательства. В силу ч. 2 ст. 161 АПК результаты рассмотрения заявления о фальсификации доказательства отражаются в протоколе судебного заседания. В связи с изложенным наибольший интерес представляет порядок проверки арбитражным судом обоснованности заявления о фальсификации доказательства и последствия признания такого заявления обоснованным.

Фактически проверка заявления о фальсификации доказательства сводится к оценке оспариваемого доказательства до принятия окончательного судебного акта по делу. Такая проверка должна заключаться, с одной стороны, в проверке соответствия подтверждающихся оспариваемым доказательством обстоятельств фактическим обстоятельствам дела и, с другой стороны, в установлении факта искажающего воздействия на материальный носитель, которое может привести к возникновению у суда неверного представления о существующих либо существовавших в действительности обстоятельствах, имеющих существенное значение для дела.

Согласно ч. 1 ст. 71 АПК арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. В соответствии со ст. 82 АПК для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных знаний, суд назначает экспертизу по ходатайству лица, участвующего в деле, или с согласия лиц, участвующих в деле. В случае если назначение экспертизы предписано законом или предусмотрено договором либо необходимо для проверки заявления о фальсификации представленного доказательства либо если необходимо проведение дополнительной или повторной экспертизы, суд может назначить экспертизу по своей инициативе.

При установлении факта искажающего воздействия на материальный носитель проверку заявления о фальсификации следует проводить в порядке ст.

82 АПК путем назначения экспертизы оспариваемого доказательства, поскольку у арбитражного суда нет специальных познаний и возможности достоверно установить факт, характер и степень искажающего воздействия на оспариваемое доказательство.

По практике работы судей Арбитражного суда Приморского края более чем в 90% подобных случаев суд для проверки заявления о фальсификации доказательств назначал экспертизу. Практика Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа по проверке заявлений о фальсификации доказательств складывается неоднозначно.

Практика Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа по проверке заявлений о фальсификации доказательств складывается неоднозначно.

Так, Постановлением от 29 апреля 2003 г. он отказал в удовлетворении кассационной жалобы на решение арбитражного суда первой инстанции и отклонил довод заявителя жалобы о фальсификации одного из письменных доказательств по делу, указав: несмотря на то что по делу не была проведена соответствующая экспертиза спорного документа, достоверность сведений этого доказательства подтверждается всей совокупностью других доказательств по делу. При рассмотрении другой кассационной жалобы в Постановлении от 20 июня 2003 г.

сказано, что при рассмотрении вопроса о фальсификации доказательства по причине внесения в него определенных изменений лицом, представившим это доказательство, необходимо также учитывать, была ли у представившего доказательство лица, участвующего в деле, реальная возможность сфальсифицировать доказательство именно таким образом. Из ч. 2 ст. 161 АПК следует, что результаты рассмотрения заявления о фальсификации доказательства суд отражает в протоколе судебного заседания, без вынесения определения.

Однако согласно ч. 7 ст. 71 АПК результаты оценки доказательств арбитражный суд отражает в судебном акте, содержащем мотивы принятия или отказа в принятии доказательств, представленных лицами, участвующими в деле, в обоснование своих требований и возражений. В связи с этим, по нашему мнению, в судебном акте, принятием которого рассмотрение дела по существу оканчивается, следует отражать результаты рассмотрения заявления о фальсификации доказательства. В частности, в судебном акте необходимо излагать выводы суда о том, что в результате проверки заявление не подтвердилось и оспариваемое доказательство оценено арбитражным судом наряду с другими, либо указывать, что в связи с установлением в результате проверки обоснованности заявления о фальсификации доказательства арбитражный суд отказывает в принятии этого доказательства.

Так, в Постановлении апелляционной инстанции Арбитражного суда Приморского края от 7 февраля 2005 г.

арбитражный суд отметил, что, поскольку в результате проведенной по делу в процессе проверки обоснованности заявления о фальсификации доказательства экспертизы было установлено, что письменное доказательство, в отношении которого было заявлено о его фальсификации, подписано не указанным в документе, а другим лицом, этот документ подлежит исключению из числа доказательств по делу.

арбитражный суд отметил, что, поскольку в результате проведенной по делу в процессе проверки обоснованности заявления о фальсификации доказательства экспертизы было установлено, что письменное доказательство, в отношении которого было заявлено о его фальсификации, подписано не указанным в документе, а другим лицом, этот документ подлежит исключению из числа доказательств по делу.

Представляется бесспорным, что судебные акты арбитражных судов, принятые при необоснованном выводе о достоверности доказательства, в отношении которого было сделано заявление о фальсификации, подлежат отмене по апелляционным, кассационным жалобам, заявлениям о пересмотре судебного акта в порядке надзора соответствующих лиц в установленном законом порядке на основании п. п. 1 — 3 ч. 1 ст. 270, ч. 1 ст.

288, ст. 304 АПК. Кроме того, и в случае, когда не подавалось заявление о фальсификации доказательства в порядке ст. 161 АПК, арбитражный суд вышестоящей инстанции, думается, вправе по указанным основаниям отменить принятый на основании фальсифицированного доказательства судебный акт, поскольку в таком случае оспариваемый судебный акт принят без установления истинных обстоятельств дела, с нарушением ч.

2 ст. 71 АПК, поскольку арбитражный суд при принятии судебного акта не оценил достоверность всех доказательств по делу. Арбитражные суды, признавая обоснованным заявление о фальсификации доказательств, в силу ст.

49 Конституции РФ, ст. 8 УПК не должны и не могут указывать на совершение каким-либо лицом преступления, предусмотренного ст.

303 УК. Однако, подтверждая факт представления в арбитражный суд фальсифицированного доказательства, он фиксирует фактические обстоятельства преступления, за которое в дальнейшем нарушитель должен нести уголовную ответственность в установленном порядке. Законом не установлены конкретные формы взаимодействия арбитражного суда с правоохранительными органами в случае признания обоснованным заявления о фальсификации доказательств. Представляется, что уведомление арбитражным судом правоохранительных органов о подтвердившихся в порядке арбитражного судопроизводства заявлениях о фальсификации доказательств будет соответствовать предусмотренным в ст.

2 АПК задачам судопроизводства в арбитражных судах. По нашему мнению, принятие соответствующих специальных законов, направленных на регулирование такого взаимодействия судов и арбитражных судов с правоохранительными органами, обоснованно и необходимо. Причем не только для обеспечения оперативности и полноты предоставления органам прокуратуры и внутренних дел сведений о фактах представления в суды фальсифицированных доказательств, но и для использования судами, арбитражными судами результатов проведенных правоохранительными органами по сообщениям судов оперативно-розыскных мероприятий, проверок, следственных действий с целью подтверждения либо опровержения ранее сделанного судом вывода о фальсификации доказательств по делу.ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ «КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» (принята всенародным голосованием 12.12.1993)»АРБИТРАЖНЫЙ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» от 24.07.2002 N 95-ФЗ (принят ГД ФС РФ 14.06.2002)»УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» от 13.06.1996 N 63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.05.1996)ПОСТАНОВЛЕНИЕ Президиума ВАС РФ от 24.09.1996 N 1525/96ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС Московского округа от 20.06.2003 N КГ-А40/3874-03ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС Северо-Западного округа от 29.04.2003 N А56-29605/02 Законность, 2005, N 8

Борьба с фальсификациями доказательств в арбитражном процессе.

Продолжение

15 октября 2021 Госдума РФ приняла во втором чтении законопроект № 589321-7 О внесении изменений в АПК. Теперь при обнаружении арбитражным судом в действиях участников арбитражного процесса признаков преступления, арбитражный суд сообщает об этом в органы дознания или предварительного следствия.

Автор статьи, выступая с докладом на Научно-практической конференции, проводимой в Юридическом институте ИГУ в 2018 году, анализировал текущие проблемы правоприменения при противодействии фальсификациям доказательств в арбитражном процессе, формулировал предложения по их решению.

Закрепление обязанности суда сообщать о преступлении было названо необходимой, но не единственной мерой борьбы.

Далее изложены тезисы доклада.Ответственность за фальсификацию доказательств по гражданскому делу предусмотрена Уголовного кодекса. По данным статистики Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации за 2017 год число осужденных по указанному составу преступления составило 67 человек.

Этот показатель остается приблизительно равным с 2006 года, осуждается от 50 до 70 человек в год. С учетом того, что число рассматриваемых арбитражными судами округов РФ гражданских дел за первое полугодие 2018 составило более 400 000, а судами общей юрисдикции – более 8 миллионов, можно было бы предположить, что факты фальсификации доказательств по гражданскому делу встречаются очень редко.

Однако, судьей Верховного Суда РФ С.А. Асташовым приводятся результаты исследований,

«проведенных относительно применения арбитражными судами АПК РФ — рассмотрение заявлений о фальсификации доказательств в арбитражном процессе — более 50% поданных в суд заявлений удовлетворяется»

.

Не смотря на отсутствие данных об общем числе подаваемых заявлений о фальсификации, предположение о том, что соотношение составляет не менее 1 к 100, дает нам 85 000 заявлений о фальсификации в год, из которых, по утверждению судьи С.А.

Асташова, удовлетворяется половина. При этом, осужденным по составу Уголовного кодекса, как видно из статистики, оказывается лишь каждый шестисотый.В соответствии с Конституцией (ст. 118) правосудие осуществляется в Российской Федерации только судом. И , и ( АПК, ГПК) в качестве задач судопроизводства называют не только защиту прав и законных интересов соответствующих лиц, но и формирование уважительного отношения к закону и суду.

И , и ( АПК, ГПК) в качестве задач судопроизводства называют не только защиту прав и законных интересов соответствующих лиц, но и формирование уважительного отношения к закону и суду.

Первая из двух названных задач реализуется, в том числе, путем вынесения судебных актов, основанных строго на фактах, установленных с помощью средств доказывания, перечисленных в законе ( АПК РФ, ГПК РФ). Искажение сведений о фактах и, как следствие, вынесение неправосудных судебных актов, снижает доверие к судебной системе и делает недостижимой вторую из названных задач. В связи с чем, тезис о необходимости противодействия фальсификации доказательств по гражданским делам не нуждается в дополнительном обосновании, однако, существующее положение по привлечению виновных к ответственности, по мнению автора, является серьезным препятствием в достижении поставленной задачи.Проблема применения к виновным лицам предусмотренных законом мер ответственности имеет целый ряд оснований, первая из которых – терминологическая.

не содержит определения термина фальсификации. не только не содержит определения приведенного в УК понятия фальсификации доказательства, но подобный термин в указанном полностью отсутствует. ГПК предусматривает термин подложности доказательства, также не приводя его расшифровки.

Для установления точного смысла приходится обращаться к позициям высшей судебной инстанции — Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ, которая лишь в 2006 г. разъяснила, что в соответствии с УК РФ под фальсификацией доказательств понимается не только искусственное создание, но и уничтожение доказательств.Употребление в УК термина «гражданские дела» тоже создает определенные проблемы в правоприменении.

Следующий пример наглядно это демонстрирует.При рассмотрении частной жалобы на отказ в восстановлении срока на кассационное обжалование в апелляционную инстанцию представитель стороны предъявил подложную выписку из истории болезни, чтобы подтвердить уважительность причины пропуска срока. Однако факт фальсификации документа был выявлен. Представителя стороны привлекли к уголовной ответственности.

Районный суд вынес приговор по части первой ст. 303 УК РФ. На первый взгляд, фальсификация доказательств налицо.

Но президиум соответствующего суда приговор отменил, указав, что поскольку производство по гражданскому делу уже закончено, а речь идет только о восстановлении срока, действия представителя стороны не образуют состава преступления по части первой ст.

303 УК РФ. Аналогичные ситуации возможны в арбитражном процессе в приказном производстве или при разрешении ходатайств о принудительном исполнении на территории Российской Федерации решений иностранных судов.Однако, проблема терминологии лишь первая из числа стоящих на пути привлечения к уголовной ответственности за фальсификацию доказательств в гражданских делах. Второй проблемой можно назвать образование самого состава преступления, а именно, установление умысла. Представление интересов по гражданским, арбитражным делам осуществляется в подавляющем большинстве случаев представителями сторон, которые и представляют доказательства в дело.

И когда встает вопрос о том, что доказательство признается фальсифицированным, выясняется, что оно было представлено одним лицом – представителем, а вот кем изготовлено и для каких целей, установить не удается.Почему так происходит? Можно предположить, что в первую очередь, по причине того, что УК РФ является относительной новеллой в отечественном уголовном праве.

Действует она с 1996 года. Считается, что в советском уголовном праве подобной нормы не существовало. Видимо, недостаточная проработка в 1996 года состава вызвана тем, что полномочиями по сбору и представлению доказательств наделен следователь и проблема, озвученная выше, в уголовном процессе, в отличие от гражданского, просто отсутствует. И законодатель, вводя норму, не ожидал подобной проблемы ее применения.

Однако почему с 1996 года норма не подверглась доработке, позволившей бы увеличить её эффективность, остается неясным.Еще одной проблемой на пути применения ответственности по УК РФ, являются сроки. Поскольку фальсификация доказательств по гражданскому делу отнесена РФ к преступлениям небольшой тяжести, срок давности составляет два года. По мнению автора, указанный срок является недостаточным.Таким образом, все перечисленные проблемы становятся серьезным препятствием на пути достижения задач судопроизводства, озвученных выше: и защита прав и законных интересов соответствующих лиц, и формирование уважительного отношения к закону и суду.

Противоправное поведение в отсутствие работающей схемы по привлечению к ответственности будет только шириться.Автор полагает, что в настоящее время отсутствуют эффективные способы решения озвученной проблемы de lege lata и необходимо внесение изменений в действующее законодательство в части:1. Увеличения ответственности по УК РФ, чтобы переведя преступление в состав тяжких, увеличить срок давности привлечения к уголовной ответственности.2. Доработать формулировку УК РФ, предусмотрев ответственность не за фальсификацию доказательств по гражданским делам, а по предложению судьи Верховного Суда РФ С.В.

Асташова, а за «фальсификацию в гражданском судопроизводстве».3. Внести в АПК и ГПК норму, обязывающему судей сообщать о каждом случае фальсификации доказательств в правоохранительные органы для проведения проверки, а в отношении адвокатов – в соответствующее адвокатское образование.

Фальсификация доказательств: судебная практика 2018

В арбитражном процессе вопрос о фальсификации доказательств исследуется судом после поступления заявления одной из сторон.

В соответствии со ст. 161 Арбитражно-процессуального кодекса (далее – АПК РФ) доказательство можно не рассматривать в случае, если вторая сторона признает его фальсификацию, но при наличии возражений второй стороны суд обязан принять меры к проверке достоверности доказательства, в частности, назначить экспертизу. АПК РФ не ограничивает судью в перечне возможных мер, в зависимости от обстоятельств суд может любым иным образом проверить и решить вопрос о возможности принятия к сведению спорного доказательства. Законодательно не установлено определение фальсификации.

В споре о взыскании убытков, причиненных хозяйственному обществу его единоличным исполнительным органом суд указал, что под фальсификацией понимается внесение заведомо ложной информации в имеющиеся документы или создание заведомо ложного доказательства (решение АС Приморского края от 28.03.2018 по делу № А51-16791/2017).

В этом же решении суд отметил, что заявление о фальсификации копий документов, представленных ответчиком, не может быть удовлетворено, поскольку ответчик не подтвердил наличие признаков подлога; поскольку представление копии не доказывает, что документ не был подписан обеими сторонами в оригинале; истец в подтверждение своих доводов не привел никакого обоснования и не заявил о назначении экспертизы; недостатки, которые обнаружил истец, а именно наличие одинаковых опечаток в ряде документов, которые свидетельствуют об их изготовлении на одном печатном устройстве в 2017 году, не подтверждают подложность этих документов. Приведенные доводы суда поддержал суд апелляционной инстанции (постановление 5-го ААС от 11.07.2018 по делу № А51-16791/2017 [05АП-3382/2018]).

В отсутствие обращения стороны суд не может поставить вопрос о фальсификации доказательств. Если сторона не заявляет о фальсификации, то ее доводы о поддельности документов не обоснованы (спор о включении в реестр требований кредиторов, постановление 13-го ААС от 09.07.2018 по делу № А56-47682/2017/тр.1).

В деле об оспаривании решения налоговой службы о привлечении налогоплательщика к ответственности суд указал, что предприниматель не заявлял о фальсификации кассовых книг, поэтому они были признаны относимыми и допустимыми доказательствами (постановление АС ЗСО от 21.05.2018 по делу № А27-10485/2017). При поступлении заявления о фальсификации суд спрашивает сторону, представившую доказательства, согласна ли она с претензией и готова ли исключить доказательство из материалов дела.

В отсутствие возражения истца относительно представленных ответчиком соглашений о зачёте документы суд принял как достоверные доказательства (дело о взыскании арендной платы, решение АС Спб и Ленобласти от 11.07.2018 по делу № А56-13073/2018). Аналогично в деле о прекращении охраны товарного знака, рассмотренного Судом по интеллектуальным правам (решение СИП от 11.07.2018 по делу № СИП-233/2018), были приняты документы, подтверждающие использование истцом спорного товарного знака, поскольку ответчиком не было заявлено о фальсификации доказательств, в итоге решение принято в пользу истца.

В качестве распространенной процедуры проверки используется экспертиза.

Её суд может назначить как при наличии ходатайства одной из сторон, так и по собственной инициативе.

С целью проверки оригинальности подписи на счете-фактуре по ходатайству ответчика была проведена экспертиза документа, установлено, что подпись подделана, в результате чего счет-фактура, подтверждающая соответствие двух партий терминалов, поставленных истцу и ответчику, не была принята судом в качестве доказательства, а с ответчика по итогу рассмотрения спора была взыскана задолженность по договору процессинга (постановление 13-го ААС от 11.07.2018 по делу № А56-92673/2016 [13АП-12611/2018]) В соответствии со ст.

82 АПК РФ суд сам может назначить экспертизу, если это необходимо для проверки заявления о фальсификации доказательства.

При этом в одном из постановлений тройка судей апелляции указала, что экспертизу можно назначить в случае, если без специальных познаний невозможно дать оценку вопросам права.

Суд проверил достоверность путем оценки совокупности доказательств, в частности, установил, что исполнение в адрес должника не производилось, акты о выполненных работах подписаны неуполномоченным лицом. В результате суд отклонил заявление (спор о взыскании средств за невыполненные работы, постановление 10-го ААС от 11.07.2018 по делу № А41-6579/18). Иными мерами для рассмотрения вопроса о фальсификации доказательств воспользовался суд в споре о взыскании долга по договору субподряда и процентов.

Для проверки факта фальсификации предписания генподрядчика о недостатках в работе субподрядчика, а также уведомлений о расторжении договора суд допросил директора ответчика и работника истца в том числе в отношении обстоятельств вручения спорных документов и полномочий лица, подписавшего эти документы.

Кроме того, суд принял во внимание заверенный нотариусом протокол осмотра электронной переписки, из которой следует, что ответчику была направлена копия приказа на подписанта.

Из совокупности указанных обстоятельств суд сделал вывод о наличии полномочий у представителя ответчика на получение спорных документов (спор о взыскании долга по договору субподряда, постановление 18-го ААС от 11.07.2018 по делу № А76-10238/2016 [18АП-6955/2018]).

В некоторых случаях суд не может никаким образом оценить, подлинное или сфальсифицированное доказательство ему представлено. В отношении представленных копий документов конкурсный управляющий заявил о фальсификации в связи с тем, что имеющиеся у него документы, касающиеся деятельности должника, имеют разные оттиски печатей. Был поставлен вопрос об экспертизе, однако ее проведение возможно при наличии оригиналов документов и образцов оттиска печатей.

Должник пояснил, что оригиналы были похищены, в связи с этим суд не смог удовлетворить ходатайство о проведении экспертизы.

В связи с отсутствием оригинала обстоятельство не может быть подтверждено копией документа (дело о взыскании убытков, определение АС Тюменской области от 01.02.2018 по делу № А70-113/2017). Суд может без проведения экспертизы исключить документ из числа доказательств по делу. Например, если этот документ не имеет правового значения для принятия решения по спору ввиду того, что давность заключения документа о сделке не важна, если есть доказательства, что стороны фактически исполняли эту сделку, то есть она не может быть признана недействительной, в том числе в случае подделки или фальсификации справки о стоимости выполненных работ (оспаривание сделки должника, определение АС Свердловской области от 12.07.2018 по делу № А60-42962/2015).

В этом же определении суд указал, что сторона должна преследовать определённую процессуальную цель при подаче заявления о фальсификации: предполагаемые последствия удовлетворения заявления должны влиять на результат по делу, но в данном споре экспертиза срока давности составления документа не смогла бы повлиять на мнение суда относительно доводов одной из сторон. Похожая ситуация сложилась в споре о возврате гранта на создание и развитие крестьянского (фермерского) хозяйства.

Истец (Минсельхоз Нижегородской области) обратился в суд в связи с тем, что при проведении проверки Контрольно-счетной палатой был установлен факт фальсификации копии племенного свидетельства в части номеров и того, кому оно выдано, следовательно, грант был получен вследствие указания в заявке ложных сведений. Судом было установлено, что племенное свидетельство не предоставлялось и не требовалось к предоставлению на получение гранта, в связи с чем спорное доказательство не могло повлиять на проведение конкурсного отбора фермеров (спор о возврате целевого гранта, решение АС Нижегородской области от 11.07.2018 по делу № А43-2538/2018). Суд обязан рассмотреть заявление о фальсификации и отразить принятое по нему решение в протоколе судебного заседания независимо от того, представил заявитель какие-либо доводы в обоснование заявления или нет.

Вместе с тем, суд может учесть, как дополнительный аргумент, голословность заявления. Например, в споре о взыскании долга по договору поставки факт поставки был подтвержден товарными накладными с привлечением экспедиторской организации.

Ответчик истребовал с помощью суда оригиналы накладных и заявил о необходимости их исключения в качестве доказательств из материалов дела, если они окажутся сфальсифицированными. Заявление было отклонено судом по причине того, что согласно письменными пояснениям сторон накладными стороны обменивались посредством электронной переписки, а по спорным накладным поставку товара подтвердила транспортная организация. Учитывая это обстоятельства, признать накладные фальсифицированными доказательствами не представляется возможным (решение АС Челябинской области от 11.07.2018 по делу № А76-2636/2018).

О фальсификации заявляют в отношении копий документов.

Но позиция судов не является единообразной. Представление в материалы дела копий в отсутствие оригиналов не является единственным и достоверным признаком фальсификации, поскольку процессуальное законодательство позволяет представлять в качестве доказательств в том числе надлежащим образом заверенные копии (ст.

75 АПК РФ, постановление 13-го ААС от 09.07.2018 по делу № А56-47682/2017/тр.1). В другом деле о взыскании долга по договору займа истцом были представлены дубликаты дополнительных соглашений, в которых зафиксирована сумма долга и начисленных процентов в связи с утратой подлинников. Ответчик заявил о фальсификации, однако суд пояснил, что выдача дубликатов не противоречит действующему законодательству и не может признаваться фальсификацией (спор о взыскании долга, решение АС Ярославской области от 11.07.2018 по делу № А82-24567/2017).

Вместе с тем, если украден или потерян подлинник, а представленные копии не отличаются друг от друга, невозможно определить первоначальное содержание документа с помощью других доказательств, такие копии нельзя использовать в качестве подтверждающих доводов.

При этом, поскольку не было подлинников, суд отказался назначать экспертизы и, соответственно, не принял сомнительные доказательства (спор о взыскании долга по договору купли-продажи, постановление 18-го ААС от 09.07.2018 по делу № А76-25335/2017).

Заявление о фальсификации рассматривается судом применительно к конкретному спору.

В случае, если о фальсификации заявлено вне рамок обособленного спора, суд может отказать в рассмотрении ходатайства.

Например, при оспаривании договора уступки права требования было заявлено о фальсификации договора поручения. Однако суд указал, что этот договор был представлен в качестве доказательства отпуска товара по договору поставки, который был положен в основу спорного договора уступки, в связи с чем рассмотрение вопроса о фальсификации договора поручения должно происходить в рамках отдельного спора о недействительности договора поставки. Суд не дал правовую оценку аргументу стороны о том, что в договоре поручения указан счет контрагента, который не был открыт в банке на дату заключения этого договора, указав, что признание факта фальсификации в рамках отдельного заявления нормами АПК РФ не предусмотрено (дело о признании договора уступки права требования недействительным, постановление 7-го ААС от 09.07.2018 по делу № А27-5297/2016 [07АП-9696/2016]).

Если доказательства не отвечают признакам фальсификации, но не соответствуют обстоятельствам дела, то оценка документов производится судом не на основании ст.

161 АПК РФ, а по правилам оценки относимости и допустимости доказательств (ст. 71 АПК РФ). Стороны по делу могут допускать подмену понятий: использовать ст.

161 АПК РФ в случаях, когда доказательства является не подложными, но не соотносимыми с обстоятельствами дела.

Так, при оспаривании одностороннего отказа от исполнения договора истец заявил о фальсификации акта осмотра баллонов с медицинским кислородом, заключения о качестве кислорода и протокола испытаний по причине того, что кислород соответствует ГОСТ, а отбор и проверка качества была произведена неуполномоченными лицами. Суд не принял доводы истца, поскольку истец указывает на признаки недостоверности и недопустимости доказательств, но не их фальсификации. Впрочем, суд отклонил и ссылку на недостоверность за недостаточностью аргументов (решение АС Чувашской Республики от 09.07.2018 по делу № А79-3210/2017).

В деле об оспаривании решения налогового органа о доначислении налогов от продажи доли участия в российском хозяйственном обществе и нематериальных активов этого общества налоговая инспекция выявила отсутствие в декларации сведений о реализации имущественных прав общества. В связи с чем инспекция предположила, что общество могло сфальсифицировать доказательства об оплате иностранным юридическим лицом нематериальных активов общества. В решении суда не отражено, дал ли суд какую-либо оценку этому предположению, однако факт оплаты активов признал документально не подтвержденным (оспаривание решения налогового органа, решение АС г.

Москвы от 16.02.2018 по делу № А40-108591/2017). Отказ судьи в рассмотрении заявления о фальсификации и назначении дополнительной экспертизы не может являться основанием для отвода судьи. В случае, если сторона по делу не согласна с принятым решением, она вправе обжаловать решение в установленном порядке, но отказ в рассмотрении ходатайства не является поводов для сомнения в беспристрастности судьи (спор о взыскании стоимости устранения недостатков по договору подряда, определение АС Новосибирской области от 09.07.2018 по делу № А45-35659/2017).

В заключение отметим, что в тех случаях, когда участвующая в судебном разбирательстве сторона сомневается в достоверности предоставленных документов, необходимо заявлять о фальсификации.

Безусловно, подобное заявление будет иметь больший вес, если сторона приведет какие-либо доводы в обоснование своих суждений. Подтвердить суждения можно либо с помощью иных доказательств, либо с помощью судебной экспертизы. Попытка затянуть процесс путем заявления о фальсификации может не иметь никакой пользы для стороны, более того, голословные выступления могут быть использованы против неё.

Представление копий вместо оригиналов должно быть обосновано, сами копии должны быть заверены, чтобы ни у суда, ни у других лиц не возникало сомнения в их подлинности, и они не были отвергнуты в качестве доказательства. 27 августа 2018 Галина Короткевич, партнер. Люблю кофе, всякие вкусняшки, банкротные дела и корпоративное право.

Пишу статьи, ищу интересную информацию и предлагаю способы ее практического использования.

Верю, что благодаря качественной юридической аналитике клиенты приходят к юридической фирме, а не наоборот.

Согласны? Тогда . В случае, если Ваш судебный спор или иной спор, договорная работа или любая другая форма деятельности касается вопросов, рассмотренных в данном или ином нашем материале, рекомендуем проверить и убедиться, что Ваша правовая позиция соответствует последним изменениям практики и законодательству. Мы будем рады оказать Вам юридическую помощь по поводу минимизации юридических рисков и имеющимся возможностям. Мы постараемся найти решение, подходящее именно для Вас.

Звоните по телефону +7 (383) 310-38-76 или пишите на адрес . Если вам понравился этот материал или какие-либо наши иные, то порекомендуйте их вашим коллегам, знакомым, друзьям или деловым партнерам. Share Share Tweet Class Plus Иные интересные материалы по банкротству и корпоративным спорам: 1) ; 2) ; 3) ; 4) .

5) ; 6) ; 7) ; 8) ; 9) ; 10) ; 11) ; 12) ; 13) . Предлагаем своим клиентам наши юридические услуги по следующим направлениям: а) ; б) ; в) ; г) ; д) ; е) ; ж) . Рекомендуем почитать , и ознакомиться с материалам в .

Наша юридическая компания оказывает различные юридические услуги в разных городах России (в т.ч. Новосибирск, Томск, Омск, Барнаул, Красноярск, Кемерово, Новокузнецк, Иркутск, Чита, Владивосток, Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Нижний Новгород, Казань, Самара, Челябинск, Ростов-на-Дону, Уфа, Волгоград, Пермь, Воронеж, Саратов, Краснодар, Тольятти, Сочи).

Будем рады увидеть вас среди наших клиентов! Звоните или пишите прямо сейчас!

Телефон +7 (383) 310-38-76Адрес электронной почты Юридическая фирма «Ветров и партнеры» больше чем просто юридические услуги Поделиться: Информация Другие материалы

  1. Статья
  2. Статья
  3. Статья

Подпишитесь! «Секреты арбитражной практики» — журнал о современной судебной, юридической практике и тенденциях юридического бизнеса Я даю согласие на обработку моих Подписаться 10 наиболее интересных статей Упущенная выгода — это один убытков в гражданском праве.

Рассматриваются особенности взыскания, доказывания и методики расчета в арбитражной практике Комментарий к проекту постановления пленума ВАС РФ о последствиях расторжения договора Комментарий к постановлению пленума ВАС РФ о возмещении убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица. О способах защиты бизнеса и активов, прав и интересов собственников (бенефициаров) и менеджмента.

Возможные варианты структуры бизнеса и компаний, участвующих в бизнесе Дробление бизнеса – одна из частных проблем и постоянная тема в судебной практике.

Уход от налогов привлекал и привлекает внимание налоговых органов.

Какие ошибки совершаются налогоплательщиками и могут ли они быть устранены?

Читайте материал на сайте Привлечение к ответственности бывших директоров, учредителей, участников обществ с ограниченной ответственностью (ООО). Условия, арбитражная практика по привлечению к ответственности, взыскания убытков АСК НДС-2 – объект пристального внимания.

Есть желание узнать, как она работает, есть ли способы ее обхода, либо варианты минимизации последствий ее применения. Поэтому мы разобрали некоторые моменты с ней связанные Срывание корпоративной вуали – вариант привлечения контролирующих лиц к ответственности.

Без процедуры банкротства. Подходит для думающих и хорошо считающих кредиторов в ситуации взыскания задолженности Общество с ограниченной ответственностью с двумя участниками: сложности принятия решений и ведения хозяйственной деятельности общества при корпоративном конфликте, исключение участника, ликвидация общества.

Равное и неравное распределение долей.

Структурирование бизнеса является одним из необходимых инструментов для бизнеса и его бенефициаров с целью создания условий налоговой безопасности при ведении предпринимательской деятельности.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+